Главная Благодарности Великая Отечественная война Алексей Берест - человек-легенда

Алексей Берест - человек-легенда

Благодарность для: Алексей Прокопьевич Берест Ростов-на-Дону
8.март.1921 г.р. - 3.ноябрь.
Благодарность от: Любовь Сербина

О человеке:

Алексей Берест по праву может считаться человеком-легендой. Младший лейтенант, водрузивший 30 апреля 1945 года знамя над поверженным Рейхстагом, после войны был предан забвению: по официальной версии, запечатленной в постановочных кадрах военной кинохроники, знамя победы водрузили сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария. После войны заместитель командира батальона 755-го стрелкового полка Алексей Берест был представлен к присвоению звания Героя СССР вместе с пятью остальными солдатами, водружавшими знамя. Но по неизвестной точно причине Алексея Прокофьевича наградили лишь орденом Красной Звезды.

Хочу поблагодарить за:

У каждого из нас есть имя. Нам его дали при рождении. Кого-то назвали в честь дедушки или бабушки, тети или дяди, кого-то в честь великого человека… У нашей школы тоже есть своё имя – школа имени Береста Алексея Прокофьевича (постановление Мэра г. Ростова-на-Дону № 1040 от 26.04.2000 г.; решение городской межведомственной комиссии по наименованию улиц, площадей и других общественно-значимых мест – протокол № 27 от 19.04.2000 г.). Вот об этом человеке, чьё имя с гордостью несет наша школа и пойдет сегодня разговор. В 1985 году пионерский отряд 4-Б класса (Кл. руководитель Попова Е. А.) начал исследовательскую работу по сбору материалов об А. П. Бересте. В результате этой работы в краеведческом музее школы был оформлен уголок, посвященный Алексею Прокофьевичу. Пионеры взяли шефство над могилой Береста, которое продолжается и по настоящее время. 3 ноября 2004 года мы отмечали 38-ю годовщину гибели Береста. В течение недели в школьном музее прошли экскурсии, посвященные этой дате. Вот фрагмент экскурсии: Родился он на Украине, Учился, - на завод пора! Потом тревожное затишье И огненный рассвет – война… Потом окопы в полный профиль, Сухарь, мороженый картофель, Друзья, застывшие в снегу, И злоба лютая к врагу. Потом какой-то ад кромешный, И отступленья бег поспешный, И обороны дух стальной, И вся Россия за спиной! Потом атаки. Вот где страшно,- Под пули в рост, в штыки, в ножи!- Бывало только в рукопашной Решали – жить или не жить! И в бой плечом к плечу ходили, А как иначе в бой ходить? Тогда-то время находили За друга жизни не щадить… Потом погоны старшины И много, много дней войны… Навеки в памяти остался Рейхстага штурм в чужом краю, Одним из первых он ворвался, С друзьями вместе там сражался За Русь, за Родину свою. Полковник дал приказ всем ротам – Поднять на здании наш флаг! Вперед рванули добровольцы, И пали наземь добровольцы, Не донеся свой алый стяг! Опять приказ дает полковник: На штурм, вперед, поднять наш флаг! А немцы решетят всю площадь, Да так, сделать не можешь шаг. - Кантарий, Егоров, явиться ко мне! Берест, Вы в группе старший. Задача: знамя установить, Пусть немец знает – кто главный! «Есть!» все ответили в голос один, Приказы не обсуждают… Знамя, схватив, они мчатся вверх Этаж за этажом оставляя. Но снова препятствие на пути – Разрушен проем этажа… Беда – не беда, на плечи друг другу Встают они, не спеша. Строчат пулеметы, взрываются бомбы, Но у бойцов есть приказ. И вот уже знамя Победы алеет, На крыше рейхстага знамя алеет: Сдавайся, фашист, пришел твой час! Последние дни войны той проклятой! У наших уже нету сил… Но вот, наконец, белый флаг из подвала И немец заголосил: - Мы будем вести разговоры с вами, Но только с полковником Иль с генералом. - Где взять полковника, где генерала? Этого нам еще не хватало… Берест Алеша, тебе выручать, Ну что дипломата сможешь сыграть? Широк ты в плечах, да ладен собою, Куртку надень да фуражку на брови. Страшно, я знаю, но надо идти… Как твои ноги, зажили поди? И вот наш «полковник» Спустился в подвал, Переговоры начав, он сказал: - Сдавайтесь, оружие к нашим ногам, Останетесь живы… - Но… - Что я сказал! В Берлин мы пришли, Чтоб фашизм победить И мир на земле навсегда сохранить! В то майское утро была тишина, В садах сирень расцвела. «Победа! Ура! Нет больше войны!» - Так ликовала страна. Солдаты спешили скорее домой, Встречали друзей, родных, Им песни слагали, цветы несли Надеясь застать живых. Так с эшелоном ехал домой Наш Берест, но вот беда,- Тифом брюшным заболел и в Ростов Направлен он был сюда. Вот здесь-то и встретил свою любовь, Людмила в санчасти была, Вскоре и свадьбу сыграли и Берест Остался здесь навсегда. Работы вокруг – выбирай на свой вкус - Ростсельмаш ему двери открыл, Работал до пота с зари до зари, Он пескоструйщиком был. Дочка Ирина у них родилась, Сын Алексей подрос. Все ладно: работа, семья, уют Их дети не подведут. Внука тоже Алешей назвали, Конечно, в честь деда, поверь, Тогда, в ноябре, беды той не ждали, Но что говорить теперь. Из детского сада внука забрал, Шли не спеша домой, Пути на Сельмаше переходили, Но вдруг этот поезд! Постой! На рельсах девчушка лет так пяти, А поезд летит все быстрей... Времени нет! И сомнений нет – Скорее спасай детей! Внука отбросил, а сам на пути Под поезд бросился в миг, Девчушку он спас, успел, уследил, А сам же геройски погиб! Ему бы пожить еще, погулять Вон внука успел бы поднять, Но он должен жизнь был свою отдать, Отваги не занимать! В Трептов-парке, в Берлине Стоит солдат, прижавший девчушку к груди То Бересту память считаем мы И песню ему посвятим. Для нас он – трижды герою герой! Горды мы за земляка, И имя Береста мы несем, С честью несем, на века! Сегодня мы вновь обращаемся к личности А. П. Береста. Родился Алеша 8 марта 1921 г. на Украине. Отец-мастер-краснодеревщик. Мать занималась воспитанием детей, их было 11. Алексей был предпоследним ребенком, единственным мальчиком. В 1935 году на Украине был голод. Отец умер. Младших детей забрали в детдом, но Алексей сбежал, поступил в колхоз. В 1939 г. добровольно пошел в армию. Чтобы попасть на фронт, Алексей приписал себе 2 года. Участвовал в финской войне в составе второго полка связи Ленинградского военного округа. В 1941 году участвовал в Отечественной войне. В 1941 г. был назначен парторгом батальона, затем был направлен в Ленинградское Военно-политическое училище и экстерном сдал экзамены за I курс. По окончании училища был направлен на I Белорусский фронт в 150 дивизию на должность заместителя батальона по политической части. Участвовал в боях по освобождению Польши, а также в самой Германии при штурме Берлина и Рейхстага. Человеческая память как волны: она то нахлынет, то уйдет куда-то вдаль. Но уйдет только для того, чтобы вернуться с новой силой и напомнить о себе. За послевоенные десятилетия о штурме Рейхстага написано много разных статей, книг, очерков… «Еще 26 апреля я вручил командиру полка полковнику Зинченко Знамя, которое мы должны были установить на куполе рейхстага»: вспоминает герой Советского Союза генерал-лейтенант В. М. Шатилов. И вот подразделения начали атаку. От того, как они преодолеют Королевскую площадь и достигнут рейхстага, зависело все. Но противник встретил наступающих таким шквальным огнем, что пехота вынуждена была залечь. Гитлеровцы били по исходным позициям, по переправам через ров. Связь с выдвинувшимися подразделениями прекратилась. Создалось угрожающее положение. «Когда 30 апреля с особой силой «заговорила» наша артиллерия, - вспоминает комбат Неустроев, - часть сил батальона устремилась на Королевскую площадь. Однако продвинуться удалось всего лишь на сто метров. Огонь противника прижал роты к земле. Связи с ними не было. Обстановка с каждой минутой все осложнялась. Черные фонтаны земли вздымались вверх, визжали осколки, летели камни. Время было дневное, но все это походило на вечерние сумерки. Кто-то потом говорил, что день 30 апреля был в Берлине солнечным. Я до сих пор этому не верю, мы не видели солнца. В резерве была рота старшего сержанта Ильи Сьянова. Вызываю его, подвожу к окну и спрашиваю: - Видишь? - Вижу. Это рейхстаг. Ставлю задачу: прорваться в рейхстаг. Кроме того, приказываю по пути поднять в атаку и увлечь за собой разрозненные группы батальона, находящегося на площади. Рота Ильи Сьянова бросается на площадь. Артиллеристы надежно прикрывают огнем наступающих. Преодолевая завалы, по-пластунски переползая открытые места, укрываясь от вражеских пуль в воронках, воины достигли середины площади. Здесь Сьянов поднял тех солдат, которые во время первой атаки были прижаты к земле огнем гитлеровцев. Силы роты удвоились.» Раньше всех в главный вход рейхстага ворвалась рота Сьянова. Первыми ступили на его массивные плиты солдаты Николай Быков, Иван Богданов, Василий Руднев, Иван прыгунов, разведчики полка Плеходанова лейтенант Кошкарбаев, рядовой Булатов и др. Вслед за Сьяновым с центральной и южной стороны в здание проникла рота капитана Ярунова, а затем, одновременно с разных сторон, в круглый вестибюль рейхстага ворвались бойцы I и II батальонов полка офицера Плеходанова. Завязался тяжелый бой. Во второй половине дня позвонил командир корпуса генерал Переверткин и спросил: -Знамя, где Знамя? Видите Вы его или нет? -Знамя у рейхстага. Внутри идет бой. Принимаю все меры к выполнению поставленной задачи, - ответил В. М. Шатилов. Красное знамя алело у главного входа в рейхстаг, ясно видимое с наблюдательного пункта. Оно находилось в руках разведчиков сержанта Егорова и младшего сержанта Кантария. Внутри рейхстага между тем кипел жестокий бой. Боевая обстановка накалилась до предела. Укрываясь от огня противника за статуями и колоннами, бойцы дрались буквально за каждый метр площади. Действуя автоматами и гранатами, наши воины сначала захватили смежные с вестибюлем помещения. Гитлеровцы вели огонь со второго этажа, из подвала и подземных ходов, соединяющих рейхстаг с другими правительственными зданиями. Но что мог поделать враг с людьми, которые несли освобождение всей Европе! Когда в рейхстаг перебрались комбаты Неустроев и Давыдов, а также командир полка полковник Зинченко, восстановилась связь со сражающимися подразделениями. Метр за метром, комнату за комнатой очищали от фашистов батальоны Неустроева и Давыдова. Захватив первый этаж, они перенесли бой на второй. В числе первых были Егоров и Кантария. Заместитель командира батальона по политчасти лейтенант Берест организовал охрану Знамени и обеспечил продвижение с одного этажа на другой. Оберегая Знамя, прокладывая путь гранатами, поддерживаемые товарищами, они по ступенькам полуразрушенной лестницы поднимались все выше и выше. И вдруг неожиданное препятствие – лестница разбита совсем, дальше двигаться невозможно. Тогда Берест подставил свое плечо, младший сержант Кантария стал на плечи и подтянулся. Храбрецы снова устремились наверх. Вот и крыша. Через пробоину воины выбрались на купол, и вскоре широкое багряное полотнище заколыхалось над дымящимся Берлином. Огромных усилий стоило нашим воинам водрузить над рейхстагом Знамя Победы, но еще больших трудов стоило удержать его. За рейхстаг продолжался жестокий бой. Всю ночь, до самого утра 1 мая, непрерывно рвались гранаты, визжали пули. Густые облака едкого дыма распространялись по всем этажам. Дым затруднял дыхание, разъедал глаза, но мужество советских воинов было непоколебимо. «Два раза в эту ночь мы предлагали гитлеровцам, находящимся в подвальном помещении, сложить оружие, но оба раза наши парламентеры были обстреляны», - вспоминает В. М. Шатилов. Внутри рейхстага с новой силой разгорелась борьба. Плечом к плечу с солдатами и сержантами сражались офицеры. В самой гуще боя можно было видеть комбата капитана Неустроева, начальника штаба старшего лейтенанта Гусева, лейтенанта Береста и многих других командиров и политработников. К концу дня битва достигла наивысшего предела. Сотни вражеских снарядов рвались на подступах к рейхстагу, летели к мосту Мольтке, в глубину Моабита. Наша артиллерия била с утроенной силой, и, как ни сопротивлялись гитлеровцы, чувствовалось, что рейхстаг доживает последние часы. Лучшим свидетельством этого является рассказ капитана Неустроева. «Первого мая, - вспоминает он, - когда гитлеровцы особенно яростно обстреляли нас фаустпатронами, и пожар по зданию начал распространяться все сильнее, мы обнаружили у самого выхода из рейхстага пролом в левой стене коридора. Стали увеличивать его, а затем проникли через этот пролом в противоположную сторону здания. Здесь не горело. Мы оказались в тылу у фашистов, вышедших из подвала, и это ошеломило их. Они снова бросились в подземелье. Панику в стане врага я решил немедленно использовать, а именно, предложить вражескому гарнизону капитулировать. Для переговоров послал рядового Прыгунова, знавшего немецкий язык. Через двадцать минут солдат вернулся с ответом: гитлеровское командование не против вести переговоры, но лишь со старшим офицером. Кого бы подобрать для этой роли? И тут перед глазами выросла мощная фигура лейтенанта Береста. - Идея! – кричу я и спрашиваю его: - Ты никогда не мечтал быть дипломатом? - И в голову не приходило. - Зря. Ты ведь рожден для дипломатии. Берест удивленно смотрит на меня. Объясняю, в чем суть дела: - Умывайся, брейся, переодевайся – и к немцам на переговоры. Они желают разговаривать с человеком представительным. Берест мигом преобразился.» «Солдат полил ему из фляги, чтобы он смыл копоть с лица. Всегда он выглядел подчеркнуто аккуратным… Даже после этих двух ночей белела у него полоска подворотничка… Вчера, на площади, он лежал в одной воронке с бойцами. Поверх гимнастерки Берест надел чью-то чужую кожаную длинную куртку. Капитан Матвеев, политотделец, отдал свою фуражку – новую, с малиновым околышем», - так пишет об этом превращении Береста Василий Субботин в книге «Как кончаются войны» (глава «Полковник» Берест). Составили группу для ведения переговоров. Во главе – Берест. Капитан Неустроев – его адъютант, рядовой Прыгунов – переводчик. А неофициальным представителем на переговорах – лейтенант Герасимов с пулеметом. Внизу их уже ждали. Здесь было светло. Горели факелы! Сразу их окружили немецкие солдаты. С автоматами. И почти у каждого из них был пистолет. К Бересту подходил какой-то важный чин. Он присмотрелся: оберст! Полковник. С ним были двое моряков. Курсанты. И переводчица – женщина в желтой куртке. Солдаты-немцы расступились, дав им дорогу. Полковник протянул было руку. Но Берест поднес руку к фуражке и сказал: - Полковник Берест. И так, в черной своей кожанке, приподняв голову, он стоял, высокий, молодой… Заместитель командира – комиссар! Видный, широкоплечий. Уверенный в себе. Кто-то из немцев сказал: «Молодой, а уже полковник!» На Неустроева они почти не смотрели. Он стоял незаметно. Только ордена у него блестели. И они поглядывали на его грудь. (Рядом с Берестом низкорослый Неустроев казался как бы еще меньше.) Когда Берест к нему обращался, комбат старательно щелкал каблуками… - Я предлагаю вам сдаться! – сказал Берест немцам. – Вы находитесь в подвалах. Положение ваше безвыходное. - Но ему на это ответили: «Еще неизвестно, кто у кого в плену… Вас здесь триста человек. Когда вы атаковали, мы подсчитывали… Нас в десять раз больше». - Сложите оружие, - сказал Берест. – Мы вас отсюда не выпустим… - И взглянул на часы, показав, что он на этом желает закончить разговор. Представитель немцев опять стал доказывать Бересту, что это он, Берест, у них, у немцев, в «клещах»… И вдруг потребовал неожиданно, чтобы их выпустили из подвалов и дали возможность уйти в район Бранденбургских ворот… Но Берест с трудом себя сдерживал. Он был молод – ему было только двадцать четыре, - и он забыл, что он дипломат! - Зачем мы пришли в Берлин, - сказал он, - чтобы вас, гадов, выпустить?.. Если вы не сдадитесь, мы вас переколотим!.. Немецкий оберст запротестовал: - Господин полковник! Не полагается так говорить с парламентерами… Берест его не слушал… Моряки молчали, «желтая» переводчица нервничала. Полковник – немец заговорил вдруг по-русски, и даже сносно. - Нам известно наше положение, и мы хотим сдаться… Но ваши солдаты возбуждены… Вы должны их вывести и… выстроить. Тогда мы выйдем… - Нет! – ответил Берест ему. – Не для того я сюда пришел со своим полком (он так и сказал - полком), чтобы выстраивать перед вами своих солдат… Даже если вас две тысячи, а нас двести человек… - Что ж, - сказал немец, - я доложу, что вы предлагаете нам проходить через ваши боевые порядки. Задерживаться дольше не имело смысла. Берест козырнул. Неустроев тоже. Прыгунов и Неустроев, следом за Берестом поднимаясь по лестнице, слышали, как «полковник Берест» бормотал про себя: «Гадюка! Гадюка!» «Прошло два часа. Ответа от противника не поступило. За это время нам подвезли боеприпасы, впервые за последние два дня доставили горячую пищу. В пятом часу утра снова начинаем атаку подземелья. Сначала мы забросали коридор гранатами, а затем мелкими группами проникли в подвал. Вскоре в коридорах показались фашисты с белыми флагами. Я приказал прекратить огонь. Появился фашистский офицер и вручил Бересту приказ коменданта рейхстага своим войскам о сдаче в плен. Ровно в пять часов утра колонна пленных потянулась из подземелья. Таким образом, рейхстаг был полностью в наших руках. На его куполе, развеваемое майским ветром, реяло Знамя Победы. Приступил к своим обязанностям назначенный мной первый комендант рейхстага – командир стрелкового полка нашей дивизии полковник Федор Матвеевич Зинченко. А вслед за этим в семь часов утра 2 мая капитулировали части берлинского гарнизона во главе с начальником обороны города генералом Вейдлингом…(«Знамя Победы». Москва. Центральный музей Советской Армии. 1961.) Алексей Прокофьевич Берест награжден 8 правительственными наградами: -Орден красной звезды №21548Р -Орден Отечественной войны I степени «25529 -Орден боевого красного знамени №289980 -Медаль «За победу над Германией в Великой отечественной войне» 1941-1945 г.г. №175624 -Медаль «50 лет вооруженных сил СССР» 3 марта 1969 г. -Медаль «За освобождение Варшавы» №240711, 17.01.1945 г. -Медаль «20 лет Советской армии и флота» 15.08.1948 г. -Медаль «20 лет победы в Великой отечественной войне» 30.04.1966 г. (из архива народного музея акционерного общества «Ростсельмаш») Победа! Как их, победителей встречали в Москве на Белорусском вокзале! Какие это были дни! Счастье, слезы, море цветов. Лейтенанта Береста встречали без музыки, и его не снимала кинохроника. Ему поручили сопровождать репатриированных. Безвестный эшелон прибыл в сумеречный час, на запасной путь (Поляковский «Первый над Рейхстагом» газета «Известия» от 5.05.95 г.) Возвращаясь с фронта в 1945 году, он решил навестить родню на Украине. Там тяжело заболел брюшным тифом и его самолетом переправили в ближайший инфекционный госпиталь в г. Ростове-на-Дону на 14 линии (на месте нынешнего онко-института). Болел Алексей Прокофьевич 3 месяца. Там же познакомился со своей будущей женой – Людмилой Федоровной. В 1948 году родилась дочь Ирина, в 1950 – сын Алексей. Дослуживал Алексей Берест в Севастополе, зам. начальника узла связи по политчасти. После демобилизации в 1949 г. А. П. Берест со своей семьей вернулся на родину жены. Трудился в народном хозяйстве г. Ростова-на-Дону и Ростовской области. За добросовестный труд многократно награждался грамотами, получал благодарности и подарки. Была и трагедия в его жизни, когда А. П. Берест был начальником отдела кинофикации Неклиновского района Ростовской области, где его 14 апреля 1953 г. обвинили в хищении по сфабрикованному бухгалтером Мартыновой и кассиром Тилиненко делу. Повестку в суд вручил помощник районного прокурора Тресков. Свидетели – 17 человек – подтвердили в суде непричастность Береста к недостаче. 27 марта 1953 г. срок сократили вдвое. С 19953 по 1955 г. он находился в пермских лагерях на лесоповале (Поляковский «Первый над Рейхстагом» газета «Известия» от 5.05.95 г.) В 1959 году Алексей Прокофьевич пришел на «Ростсельмаш» и овладел профессией пескоструйщика. Еще при жизни Береста комсомольцы «Ростсельмаша» решили одну из бригад назвать его именем. Он категорически восстал против этого. Теперь эта бригада существует. Женская молодежная бригада стерженщиц сталелитейного цеха «Ростсельмаша». К 30-летию Победы она выполнила норму и за себя, и за Береста. Рабочие сами отлили ему бюст и установили на «Ростсельмаше» возле цеха, где он работал (газета «Красное знамя» 16.08.75 г.) Сергей Королев в «Балладе о замполите» напишет: В бою и в жизни не лукавил Чернорабочий рыцарь наш. Сельмаш! Он мощь твою прославил, Не забывай его, Сельмаш! Любое дело в силах двигать, Одолевать рубеж любой, Не ждал ни славы он, ни выгод, А просто был самим собой. Себя герои не жалеют. Они на людях не лелеют Ни раны и не ордена. Зато о Родине болеют – Была бы счастлива она, И чтоб в неомраченном свете Под стать отцам росли бы дети… 3 ноября 1970 года Алексей Прокофьевич после работы пошел за внуком в детский сад. Взяв пятилетнего Алешу, он направился на остановку около завода «Ростсельмаш». Было семь часов вечера, темно. Тут все и случилось. Подходила электричка, и огромная толпа людей кинулась к платформе. Люди услышали крик. Девочка оказалась на рельсах, споткнулась и упала. Берест прыгнул на рельсы, девочку отбросил в сторону, а сам отскочить не успел… …Я так и вижу тех путей Переплетенье роковое. И поезд мчится в темноте, На малыша, стуча и воя. Успеть, успеть бы оттолкнуть… Солдат! Сумей закончить путь, Все в прошлом – радости и беды, Не думай больше ни о чем! … В лицо плеснула кумачом Его последняя Победа. (Сергей Королев «Баллада о замполите». Журнал «Дон» №7 за 1974 г.) Так жил и так погиб Алексей Берест. Был рабочим, воевал, ходил парламентером и ребенка спас ценой своей жизни. О нем уже написаны стихи. Написал Евгений Долматовский «Последнее слово Береста», написал ростовский поэт Сергей Королев. Но последняя песня об Алексее Бересте еще не сложена. Ростовская студия кинохроники выпустила о нем документальный одночастевый фильм. Режиссер К. Лаврентьев смог разыскать только 12 фотографий Береста, и ни одной возле рейхстага. Обнаружил только один случайный кадр кинохроники (во время первомайской демонстрации). В 1971 году на бывшей улице Шиферной на фасаде одного из домов появилась мемориальная доска «Улица носит имя лейтенанта Алексея Прокофьевича Береста, совершившего подвиг при водружении знамени победы над рейхстагом в мае 1945 года» (Л. Фокин «Улица, на которой мы живем» газета «Вечерний Ростов» 30 июля 1977 г.) А. П. Берест похоронен на кладбище п. Александровка, где за могилой ухаживают ученики МОУ СОШ №7. Здесь можно видеть живые цветы – память об этом человеке. Для сегодняшних школьников он как легенда. Для родных Береста он земной, обычный, но очень дорогой человек. Наши учащиеся пишут сочинения об этом человеке, пишут письма его семье. Из письма Лаврентьевой Елены (4-А класс): «Дорогая Людмила Федоровна! Мы очень гордимся, что наша школа носит имя Вашего мужа. Мы все хотим быть похожими на него…» Из сочинения Оголева Артема (6-А класс): «Алексей Прокофьевич Берест – герой. Нашей школе дали его имя. И не даром. Это был известный, героический человек.» Сочинение Мурадян Юлии (7-А класс): «Именем этого человека гордится вся страна, а наша школа особенно. Мы много узнали о жизни этого человека. В нашем музее есть уголок о нем. Его именем названа улица нашего города, есть бригада им. А. П. Береста. Я тоже хотела бы быть такой же мужественной, смелой, уверенной в себе. Мы верим, что это имя не затеряется в веках!» В течении 57 лет никому не удалось восстановить политическую справедливость – присвоение А. П. Бересту звания Героя Советского Союза, а позже – Героя России: ни самому Бересту еще при жизни, ни его родственникам, ни многочисленным организациям, учреждениям, трудовым коллективам. Т. Н. Андреенкова – заведующая народным музеем боевой и трудовой славы на основе архивных документов, неоспоримых документальных доказательств провела огромную работу, чтобы убедить Министерство обороны РФ заняться исторической реабилитацией героя. Из письма главного управления кадров МО РФ №173/3/20636 от 16.02.2000 г.: Генеральному директору ОАО «Ростовский литейный завод», председателю Совета ветеранов войны и труда Первомайского района г. Ростова-на-Дону сообщается. Ваше обращение, адресованное Президенту Российской Федерации, рассмотрено в Главном управлении кадров МО РФ. Из документов Центрального архива МО РФ установлено, что заместитель командира батальона по политической части 756 стрелкового полка младший лейтенант берест Алексей Прокофьевич, 1919 г. р., за мужество и отвагу, проявленных в боях за Берлин и штурм Рейхстага командованием полка 3.08.1946 г. был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. В наградном листе указано, что он лично вел переговоры с гарнизоном рейхстага о его капитуляции и под его руководством сержант Егоров и младший сержант Кантария водрузили над рейхстагом Знамя Победы. Это представление было поддержано командованием дивизии и корпуса. Однако командующий 3-й армии генерал-полковник Кузнецов отклонил представление и своим приказом №017/н от 22.08.1946 г. наградил Береста А. П. орденом Красного Знамени. Подлинные причины такого решения военного командования не известны. Учитывая общественно-политическую значимость подвига Береста, многочисленные публикации в периодической печати, неоднократные обращения коллективов предприятий и организаций, ветеранов Великой Отечественной войны с просьбами о восстановлении объективности и справедливости в оценке его подвига при штурме рейхстага, Главное управление кадров совместно с Главным управлением воспитательной работы МО РФ 31.10.1999 г. обратилось с просьбой рассмотреть в порядке исключения на Комиссии по государственным наградам при Президенте РФ вопрос о возможности присвоения Бересту Алексею Прокофьевичу звании Героя Российской Федерации (посмертно). (Из архива народного музея акционерного общества «Ростсельмаш») Всем, кто знает, помнит А. П. Береста, восхищается его героической жизнью и личными качествами, горько осознавать, что решение о присвоении А. П. Бересту звания Героя России (посмертно) до сих пор не состоялось. Мы верим, что в XXI веке сбудется: А. П. Берест будет официально признан Героем России.

Опубликовано: 6 ноя 2019
15:23:44

Последние благодарности

>

Лупиногин Иван Александрович Спасибо за мирное небо над головой!

Лупиногин Иван Александрович на фронт призван Ремонтненским районным военкоматом 28 июня 1941г. Стрелок 116 отдельной роты охраны полевого управления. «В роте находился с 14 ноября 1943 года, показал себя одним из лучших бойцов, отлично выполняющим все боевые задания командования. Второй год ему поручено охранять особо важный объект Военного Совета Армии, который он охраняет и обороняет на отлично, не считаясь с опасностью для своей жизни. Ни разу не было случая, чтобы он допустил малодушие по охране порученного ему поста. В условиях наступательных боев на территории Восточной Пруссии в январе 1945 года исключительно бдителен, к охраняемому объекту ни кого не подпускает, кому не положено там быть. Свои обязанности выполняет точно по уставу, проявляет инициативу и тем самым обеспечивает надежную охрану важнейшего объекта. За несение службы имеет 12 благодарностей командования. Приказом №-022/н от 20 апреля 1945 года награжден медалью «За боевые заслуги». Участник обороны Кавказа. После войны работал бригадиром тракторной бригады, награжден орденом Трудового Красного Знамени.

>

Олдин Яков Игнатьевич Спасибо за мирное небо над головой!

Олдин Яков Игнатьевич на фронт призван Ремонтненским районным военкоматом 6 июня 1941г. Парторг роты 1057 стрелкового полка, сержант, участник обороны г. Сталинграда. «В боях за Родину показал себя как мужественный и смелый воин и как один из лучших парторгов рот полка. Под разрывами снарядов, переползая от бойца к бойцу, от отделения к отделению, разъяснял поставленную перед ними задачу, воодушевлял их на славные подвиги личным примером увлекал за собой вперед на сближение с врагом разгром немецких разбойников. Когда противник перешел в контратаку, то на отделение, где был Олдин, бросились в атаку 21 немецкий автоматчик. Он спокойно встретил их, и с расстояния 50-70 метров убил ведущего в атаку офицера». Приказом №-014/н от 6 декабря 1943 года награжден орденом Красной Звезды.

>

Богославский Родион Никандрович Спасибо за мирное небо над головой!

Богославский Родион Никандрович на фронт призван Ремонтненским районным военкоматом в 1941г. Ефрейтор, командир орудия 516 зенитного артиллерийского полка. «Орудийный расчет Богославского сбил шесть вражеских самолетов. В боях под г. Кривой Рог группа пикирующих бомбардировщиков шла на бомбардировку наших танков. Увидев зенитный огонь, самолеты развернулись для штурмовки батареи. Короткой очередью был сбит головной самолет уже вышедший в пикирование. В боях за Литву 7 октября 1944 года он стоял на посту и заметил группу немцев, приближающихся к огневой позиции взвода. Объявив тревогу, он вступил в бой с врагом, забросав его гранатами». Приказом №-02/н от 9 февраля 1945 года награжден орденом Славы III степени .

>

Ракович Василий Федотович Спасибо за мирное небо над головой!

Ракович Василий Федотович на фронт был призван Ремонтненским районным военкоматом 17 октября 1941г. Сержант, командир отделения 1247 стрелкового полка. Во время наступления на деревню Долгово 19 января 1944 года со своим отделением быстро продвигался вперед, умело командовал своим отделением в бою. В течение всего боя показывал исключительную дисциплинированность, преданность своей Родине, умение командовать своим подразделением, мужество и отвагу. За время боя лично из своего автомата уничтожил 13 немецких солдат и офицеров. Приказом №-04/н от 8 февраля 1944 года награжден орденом Красной Звезды. В бою 24 июля 1944 года юго- западнее г. Нарва в течение суток, находясь на линии связи под беспрерывным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника, устранил около ста порывов, чем обеспечил командиру батареи бесперебойное управление огнем». Батарея на всем протяжении боя была боеспособно. Приказом №-014/н от 27 июля 1944 года награжден медалью «За отвагу».

>

Сухов Михаил Афанасьевич Спасибо за мирное небо над головой!

Сухов Михаил Афанасьевич на фронт призван Ремонтненским районным военкоматом в 1941г. Младший сержант, помощник командира взвода 13 отдельного трофейного батальона. «В батальоне находится с июня 1943 года. За это время показал себя как дисциплинированный, политически грамотный младший командир. Все задания командования выполняет честно и образцово, за что имеет пять денежных наград от командования части и три сталинских благодарности. За время наступательных действий армии в Восточной Пруссии и на Берлинском направлении, в оперативной группе выполнял оперативные задания по выявлению и охране трофейного имущества и военных объектов. Своим личным примером воодушевлял бойцов своего взвода на образцовые выполнения боевых заданий, обеспечил захват и охрану большого количества продовольствия в городе Розенберг. С руководимой им группой захватил под артиллерийским огнем противника крупные склады с интендантским имуществом в районе города Прейссиш- Эйлау и Лабау. Приказом №-036/н от 16 июня 1945 года награжден медалью «За боевые заслуги». .

>

Спасибо Казачкову Федору Акимовичу за защиту Родины. Спасибо за то, что мы живём в нашей стране, за то, что мы живы.

Рядовой Казачков Федор Акимович призван в январе 1942 года на военную службу в 867 стрелковый полк курсантом. Участвовал в боевых действиях на Крымском полуострове. Участвовал в боевых действиях по защите СССР в Отечественной войне с 12 марта 1943 года по 13 мая 1942 года, защищая Крымский полуостров. С 01 ноября 1944 года по 12. января 1945 года 3-й Украинский фронт.Принимал участие по защите Крымского полуострова. Участвовал в боевых действиях при освобождении городов Кировоград, Борисов, Вильнюс, Паланга. Был ранен в левую ногу в мае 1942 года. После госпиталя вернулся в строй. Прослужил до января 1945 года. В мирное время, после войны, работал бригадиром на железной дороге в г.Грозном, г. Пятигорске,г. Орле, Волгодонске Ростовской области. Переехав в поселок Волочаевский Орловского района Ростовской области, работал в совхозе "Волочаевский" заведующим комплекса МТФ до выхода на пенсию.Умер 19 мая 1996 года. За боевые заслуги в Великой Отечественной войне был награжден - Орденом Отечественной войны II степени -Орденом Отечественной войны III степени - Медалью "За Победу над Германией" - Медалью Жукова.