Главная Благодарности

Благодарности

Сначала новые

Рыбальченко Степан Дмитриевич

С гордостью сообщаю, что боевой путь Степан Дмитриевич Рыбальченко, нашего земляка, начинавшего в Первой Конной армии, отмечен многочисленными наградами Родины. Это два Ордена Ленина, Орден Октябрьской революции, 4 Ордена Красного Знамени, Орден Кутузова I степени (22.06.1944), II степени, Орден Богдана Хмельницкого I степени, Орден Суворова 1-й степени, Орден Отечественной Войны I степени, медали: «За оборону Ленинграда», « XX лет РККА», «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945г.» - врученную 22 июня 1945 г. и другие. Степан Дмитриевич, проявив талант военачальника, мужество, пройдя боевыми дорогами, внес огромный вклад в освобождение нашей Родины от немецко-фашистских захватчиков, удостоен чести стать участником Парада Победы.

Москалец Иван Егорович, Спасибо за мирное небо над головой!

Уроженец и житель с.Рассыпного. Рядовой ( с 3 июля 1941 по 24 января 1942 года стрелок 10 отдельного запасного тракторного учебного батальона; с 24 января 1942 по 15 июля 1942 года водитель тягача 612 артиллерийского полка РГК; с 27 января 1943 по 13 октября 1944 года 478 стрелковый полк ( эвакогоспиталь № 1415 на излечении с 13 октября 1944 по 22 февраля 1945, инвалид II группы); с 22 февраля 1945 г по 15 марта 1945 г. Награды: -Медаль "За победу над Германией" -Орден отечественной войны II степени -20 лет Победы в ВОВ 1941-1945гг - 50 лет Вооруженных сил СССР -25 лет Победы в ВОВ 1941-1945гг -30 лет Победы в ВОВ 1941-1945г -60 лет Вооруженных сил СССР -Благодарность за Одессу -40 лет Победы в ВОВ 1941-1945гг -Орден I степени - 70 лет Вооруженных сил СССР

Спасибо за мир, за жизнь, мы помним , мы гордимся!

Красноармеец, стрелок призван Песчанокопским РВК пропал без вести _.11.1943г., (донесение после военного времени № 135 от 13. 01 .1947г.) отец- Ефим Григорьевич. Такой ответ был получен семьей после окончания войны. 1965 году семья Свечкаревых получила письмо от Федорчук Николая Тихоновича г.Челябинск, который сообщил что их сын Артем Ефимович Свечкарев , был плен в районе города Луцк Украинской ССР, но бежал из лагеря и был принят в семью местных жителей села Лычки Киверцовского района Волынской области. Где он был связан с партизанами данной местности, но перед освобождением села от немецких захватчиков , заболел тифом и умер в ноябре 1943 года. После войны его прах был перенесен в братскую могилу город Киверцы. Письмо хранится в семье племянницы Артема Ефимовича Надежды Горковец ( Свечкарева).

Спасибо за ВСЁ Комель Екатерине Пантелеевне!!!!

Екатерина Пантелеевна родилась в многодетной семье. Детство было тяжелым, приходилось просить еду у чужих людей, т.к. мать не справляясь с детьми, бросила всех на произвол судьбы, а отца отправили на 10 лет на Золотые прииски отбывать наказание при коллективизации. Дети остались предоставлены сами себе. Один из братьев вскоре умер от голода, братья и сестры бродили от одних родственников к другим. В школу бабушка попала благодаря чужим людям в 10 лет. Оставшись на второй год в 6 классе и готовясь к пересдаче экзаменов, неожиданно осенью получила повестку в военкомат. Пройдя комиссию, была отправлена в отряд зенитчиков, но по счастливым обстоятельствам, была переведена в Военный Полевой Госпиталь. Все годы войны, в балке города Миллерово, бабушка оказывала первую медицинскую помощь пострадавшим в бою. Однажды тоже получила ранение в ногу при обстреле с немецкого самолета. После войны работала на элеваторе и вскоре была переведена в Ростов-на-Дону, сменила ни одну работу, и должность. Каждый раз, вспоминая свою жизнь, бабушка плачет. Я ХОЧУ СКАЗАТЬ СВОЕЙ ПРАБАБУШКЕ ОГРОМНОЕ СПАСИБО! НИ СМОТРЯ НИ НА ЧТО, ОНА ПРОШЛА ВЕСЬ НЕЛЕГКИЙ ПУТЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ, ПОМОГАЛА РАНЕНЫМ, СТОЯЛА ДО ПОСЛЕДНИХ СИЛ! НИЗКИЙ ПОКЛОН! Я ГОРЖУСЬ, ЧТО ТЫ МОЯ ПРАБАБУШКА!!!

Помним и гордимся! Анатолий Иванович Шрамко

В ГОРАХ ЛУРКОХ ...Это был последний боевой вылет для Анатолия Шрамко. Еще месяц назад он мог улететь в Союз, но на его должность не было замены. И вот наконец 5 сентября прибыл заменщик, Павел Алферов, а вместе с ним для проверки боеготовности войск и проверки эффективности применения штурмовиков СУ-25 в горном массиве Луркох в провинции Фарах генерал-майор авиации Хахалов Вадим Николаевич. "Горный массив Луркох в окрестностях Фараха, - вспоминал генерал-полковник Б. В. Громов, - представляет собой интересное и необычное место. На абсолютно голой равнине в радиусе шести километров высились каменные глыбы. Самая большая вершина находилась на высоте более трех километров над уровнем моря. По данным разведки, в центре массива находилась большая база с оружием, боеприпасами и продовольствием. Душманами там был оборудован неприступный лагерь, откуда они совершали набеги на дорогу, по которой непрерывно шли в Кандагар наши и афганские колонны, а также на расположение 70-й отдельной мотострелковой бригады. Все подступы и радиальные ущелья, ведущие в центр горного массива, были заминированы. Безусловно, базу в Луркохе необходимо было ликвидировать. Однако во время каждой нашей попытки хоть на несколько метров продвинуться в глубь горного массива мы наталкивались на упорное, прямо-таки отчаянное сопротивление душманов. Поэтому, чтобы избежать людских потерь, было принято решение заминировать подступы к горному массиву и обработать его артиллерией. Между скалами Луркоха и дорогой выставили усиленные заслоны, которые перехватывали душманов. На все это ушло пять дней, после чего подразделения дивизии вернулись в казармы. Спустя несколько месяцев база в Луркохе опять стала напоминать о себе. Во время непрекращающихся нападений душманов на наши заставы, сторожевые посты, а также военные гарнизоны части 40-й армии и правительственных войск продолжали нести потери. Нам нужно было уничтожить базу моджахедов, чтобы в последующем вообще не вспоминать о Луркохе. Во время боев нам, к сожалению, не удалось избежать людских потерь. Погибшие и раненые были в основном среди саперов, мотострелков и десантников. Возле Луркоха мы теряли не только солдат и офицеров 5-й дивизии, но и военных советников. Трагическая гибель одного из них, военного летчика генерал-майора В. Хахалова, заставила нас не только активизировать боевые действия, но и пойти на крайние меры". 5 сентября 1981 года экипаж вертолета МИ-8, в составе которого действовали старший лейтенант Алферов П. Ф., майор Шрамко А. И. и капитан Шашин А. Г., выполнял боевое задание по разведке результатов действий авиации в 40 км северо-восточнее населенного пункта Фарах в горах Луркох. В этот раз вместе с членами экипажа вылетел генерал-майор авиации Хахалов В. Н. При обследовании одного из ущелий летчики обнаружили позиции зенитных средств и базу противника. Командир экипажа принял решение подавить их. В момент выхода из атаки вертолет был сбит. Боевая машина упала в районе хорошо укрепленной базы моджахедов. Чтобы забрать тела летчиков, советские войска почти неделю в жестоком бою овладевали ею. В ходе боев погибли восемь человек. "Когда мы дошли до центра Луркоха, - вспоминал Б. В. Громов, - и окончательно овладели этим укрепрайоном, недалеко от базы нашли обломки подбитого вертолета и останки офицеров. На них было страшно смотреть. Над телами генерала, а он был в форме, и вертолетчиков душманы жестоко глумились." Погибших доставили в часть, где провели опознание. Документов, удостоверяющих личность, тогда не нашли. Появилась версия, что их забрали душманы. Позже это подтвердилось. Осенью 1981 года в провинции Фарах работал один из западных журналистов. Находясь на базе моджахедов, он сделал фотографии документов одного из членов экипажа вертолета, сбитого 5 сентября 1981 года, и спустя много лет после этой трагедии привез их на фотовыставку в г. Санкт-Петербург. На снимке были документы старшего лейтенанта Павла Алферова. Семья Шрамко гордится, что являются родственниками майора Шрамко Анатолия Ивановича